Решетка – еще не приговор (СИЗО) . Газета " Владикавказ"

Решетка – еще не приговор (СИЗО) . Газета " Владикавказ"
16.06.2017
   










 














     Может ли режимное учреждение быть уютным? В ФКУ СИЗО-1 всеми силами стараются создать для заключенных под стражу такие условия, чтобы пребывание в стенах изолятора было максимально комфортным. Начальник изолятора Аслан Дзгоев в должности ровно пять месяцев. Он не устает повторять, что лица содержащиеся под стражей в сизо – такие же люди, как и все те, кто находится на свободе, что пока их вина не доказана, прав у них не меньше, чем у всех остальных.
   -Аслан Таймуразович, я знаю, что для заключенных недавно были созданы условия, приближенные к евростандарту?
    - Да, все верно. В 2014 году мы построили новый корпус по улице Таутиева, его видно с улицы. На одного заключенного там приходится площадь не менее 4 квадратных метров, а по факту даже больше. Все камеры там – двух- и четырехместные. Каждая камера оборудована приватным санузлом, горячей водой. Стена, где находится раковина, покрыта кафелем. Также с моего разрешения камера может быть оборудована телевизором и холодильником.
 -При этом старый корпус продолжает функционировать?
     - Да, наш старый корпус будет ремонтироваться в следующем году по федеральной программе. Раньше в нем были царские конюшни, поэтому там очень сыро. Мы делаем своими силами мелкий ремонт, однако потом проходят дожди – и все начинается снова. В корпусе надо полностью делать гидроизоляцию.
 - Но люди там продолжают содержаться?
   - Да, на сегодняшний день там содержится около 80 человек.
  - А как вы определяете, кого содержать в новом комфортном корпусе, а кого в старом?
      - В новом корпусе содержатся женщины, несовершеннолетние (если они будут, в этом году там пока не было ни одного человека, а в прошлом – только четыре), ранее несудимые и те, кто ранее судим, но характеризуется положительно. - Несовершеннолетних, как вы говорите, нет. А женщин много?
     - На сегодняшний день у нас содержится 22 женщины. Одна несколько месяцев назад родила, сейчас ее ребенку 3 месяца. В ее камере есть пеленальный столик, ванночка, медикаменты и детское питание. Ее несколько раз посещали члены общественно-наблюдательной комиссии, уполномоченный по правам человека – ни у кого из них жалоб на условия ее содержания не было. Более того, они были даже удивлены той обстановке, в которой она содержится. А еще одна женщина у нас сейчас на шестом месяце беременности. Не знаю, где она родит: у нас успеет или уже где-то.
    -Чем занимаются заключенные целыми днями?
    - Свободного времени у них на самом деле не так много: они постоянно выезжают на следственные мероприятия, на суд. Но у нас есть большая библиотека. Также у нас действует отряд хозяйственного обеспечения. В него входит 17 человек. Они получают зарплату не меньше МРОТ. Чтобы попасть в этот отряд, нужно быть ранее не судимым, иметь общий режим отбывания наказания и положительно характеризоваться. Заключенные, которые пожелали работать в этом отряде, пекут хлеб, готовят пищу под контролем медиков. У всех у них есть санитарные книжки. Нашим хлебом и макаронами мы также снабжаем колонию-поселение, а они нас в ответ – сельхозпродуктами и мясом.
    - А чем вообще питаются ? - У нас централизованные поставки питания. Есть специализированное диетическое питание, есть питание для больных. Прием пищи у нас предусмотрен распорядком 3 раза в день. Кроме того, заключенные питаются и передачами от родственников. У нас нет ограничений на количество передач, только на предельный вес – не более 30 килограмм в месяц.
- Многие, попадая в тюрьму , начинают верить в Бога. Есть ли у заключенных  возможность молиться , встречаться со священнослужителями?
- Да, у нас есть две молельных комнаты, регулярно к нам приходит священник. Любой заключенный имеет право написать заявление на мое имя, в котором может попросить о визите священника для крещения или для отпущения грехов. Такое нечасто, но бывает.
  -А мусульмане? Есть ли среди заключенных такие?
   -Да, у нас содержатся в том числе и лица вайнахской национальности, поступает порядка 30 человек в месяц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, которые расследует управление следственного комитета по СКФО. Специального графика питания в рамадан для них не предусмотрено, однако опять же они могут его корректировать с учетом передач.
  - Какая в целом география ваших заключенных?
   - В основном это жители Северной Осетии, а также выходцы из соседних республик. Но в последнее время участились случаи задержания иногородних с Москвы, с Ростовской области, подозреваемых в распространении наркотиков путем закладок.
   -Бывают ли среди заключенных межнациональные конфликты?
   - Среди спецконтингента межнациональных конфликтов не бывает, потому что по их понятиям у тех, кто за решеткой, нет национальности.
   -У вас здесь, наверное, очень нелегко работать…
   - Да, условия для работы здесь очень далеки от условий работы обычных граждан. Здесь бывают и провокации, и конфликты со стороны спецконтингента. Но все наши сотрудники достаточно подготовлены. В плане служебной дисциплины мы тоже более-менее навели порядок. С 1998 года у нас не допущено ни побегов, ни убийств, ни тяжких и особо тяжких преступлений.
    - Но несмотря на тяжелые условия труда, к вам многие пытаются попасть на работу…
   -Да, хотя у нас нет вакансий, у нас сейчас большая нехватка личного состава. После того, как у нас, так и во всех силовых структурах, была оптимизация личного состава, были сокращены 20 процентов сотрудников. А все требования остались прежними. Поэтому нам на сегодняшний день не всегда хватает людей. Материально их поощрить не представляется возможным, но стараемся, как можем, например, отправляем в ведомственные санатории.
   - У многих исправительных учреждений есть проблема, использования заключенными сотовых телефонов. Более того, иногда занимаются телефонным мошенничеством.
    - У нас ни одного случая телефонного мошенничества зафиксировано не было. А сотовые телефоны мы, бывает, находим. Попадают они сюда разными способами. Кто-то пытается передать их в продуктах питания: там иногда мы обнаруживаем и телефоны, и зарядные устройства, и сим-карты. Бывает, что заключенного плохо обыскали, и он проносит телефон в камеру, скажем, в нательном белье. А некоторые и вовсе идут на различные ухищрения, чтобы им передали телефон прямо с улицы. Не скажу, что случаи использования сотовых телефонов бывают у нас часто, но они попадаются. Но за это можно попасть и на 15 суток в карцер. А там ты все это время ни с кем не общаешься, шконка опускается только с отбоем в 22.00. Все это время ты можешь только сидеть на табурете, читать и думать о своих ошибках.
   - Вы следите за судьбой ваших подопечных?
    - Бывают те, кто вызывает у меня интерес. Тогда я держу связь с коллегами. Очень плотно поддерживаем связь с колонией для несовершеннолетних в Краснодарском крае.
   - Сизо чаще всего попадает в новости не в связи с заключенными, а в связи с баннерами, расположенными снаружи…
   -Да, действительно во время урагана у нас были повреждены баннеры, постоянно находятся те, кто режет их по ночам, несмотря на круглосуточное видеонаблюдение. Сейчас мы снова ждем, что баннеры восстановят. Надо же как-то скрасить серость: мы ведь понимаем, что изолятор расположен в самом центре города.

Дата последнего обновления: 16.06.2017 14:46

архив новостей

« Сентябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
2017 2016 2015  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация